Отчет о состоянии пчеловодства в лето 1857 года.

О пчельнике

Мой пчельник (Борисоглебского уезда Тамбовской губернии) окружен тысячью или более десятинами залежных степей и лугами, принадлежащими государственным, крестьянам и помещице Апучиной. А лесов и кустарников вы не увидите ни одного. Пчельник мои находится на собственной моей земли, от моего поселения в двух стах саженях, в тихом и удаленном от всякого шума и беспокойства для пчел месте. Около пчельника определено 4 десятины для посева медоносных растений и одна десятина для разведения плодовых деревьев и лесных кустарников.

В самом же пчельнике насажены и растут очень хорошо душистый тополь, чернослив, испанские вишни, акация, розы, красная и белая смородина, крыжовник, малина, все же прочее сеется и сажается вне пчельника. Самый же пчельник содержится без травы, в чистоте и опрятности, особенно около ульев. Жаль только, что зайцы каждую зиму, особенно в снежную, уничтожают или по крайней мере сильно вредят растениям. Не смотря на уничтожение их борзыми собаками, ловлею капканами и другими средствами.

Весна 1857 года

Весна у нас открылась рано, сухая, с небольшими утренниками, но выставлять пчел в марте и не решался. В четверг же на Страстной неделе и в пятницу были дни ясные и такие теплые. Они соблазнили меня выставить пчелу в пятницу в 8 часов утра из омшаника. она в тот же день облетелась и очистилась очень хорошо и так была сильна, свежа и резва, что приводила меня в восторг.

Между тем в субботу сделалась наволочь (облака), потянул северо-западный ветер, а в 6 часу вечера пошел сильный снег. Так что к утру нападал в две четверти и занес мои ульи, которые впрочем, были проткнуты мхом и защищены щитками. Первый день Светлого Воскресения Христова все утро шел снег. Это меня испугало и я приказал немедленно вносить слабые ульи опять в омшаник и дать им в кормушках корму (у меня омшаник выстроен по рисунку Витвицкого с передней и печкою, которую я еще ни разу не топил. Ибо в нем никогда не было менее 8 градусов тепла, а сильные, одев их другими щитками, оставил на своих местах.

Такая погода продолжалась до среды, в четверг опять появилось солнце и сделалось -тепло; в пятницу опять были выставлены слабые ульи из омшаника, а сильные освобождены от щитков. А как апрель месяц был довольно теплый, то я и надеялся на хороший весенний взяток и отличную ройку. Но не тут-то было: 7 мая семнадцати градусным мороз уничтожил все цветы, как древесные, так и полевые, не исключая и посеянных, так что крыжовник и малина через неделю были срезаны до самого корня, ибо не было никакой надежды на их возрождение.

А притом и Вайда (Isatis linctoria), приготовлявшаяся уже к цветению, погибла, отчего пчела села совершенно, или пустилась на воровство. Я принялся кормить запасным медом, которого у меня было до двух пудов в лучших сотах. Но хотя щедро кормили, а все-таки принуждены были 8 ульев соединить с более надежными. И так у меня поставлено было их в омшанике 104, из них убыло зимою 6, да 8 перегнали, оставалось 90 самых надежных.

Наконец перед Петровым днем прошел первый проливный дождь, сделалось тепло, пчела пошла вход на синяк (Ecliium vuigare), который один только уцелел и расцветал. Но не прошло и трех дней, как появился вредный туман или, как у нас называют, помах. От которого пчел погибло по крайней мере четвертая часть. Жаль было видеть, как она гибла на синяке и на пчельнике, ползая полумертвая. В это время пчеловод мой, еще молодой человек, страстный охотник до пчел, с прискорбием говорил мне: «погибла матушка пчела! я на синяке пригоршни собрал мертвой пчелы, да и по пчельинку гибель их ползает полумертвых, я их хочу все зарешетить и не пустить в ход завтра». Хорошо и сделаешь—был мой ответ — особенно когда опадает роса!—На другой день прошел дождь и сделалась отличная погода. Расцвели все цветы, как полевые, так и сенные, и пчела заиграла другим тоном.

Результаты сезона

 5 июля я уехал в город Борисоглебск, по случаю ярмарки 8 июля, не дождавшись ни одного роя. Возвратясь из города 20 числа, нашел в удивительном, невообразимом положении пчел. 160 рамок было уже вставлено в ульи Прокоповича, под ульи Витвицкого подставлены были вторые подставки, под колоденные ульи подставлены были перерезанные улейки (у мена колоденные ульи сделаны со втулками внизу, как советует Витвицкий).

Это делалось потому, что пчелы показывали необыкновенное желание роиться, и уже до моего приезда было посажено 4 роя на готовую узу с небольшим количеством меда. Но как было уже поздно, то я всячески старался остановить ройку всеми выше писанными способами, и желания мои увенчались успехом. Так как я имею желание иметь в комплекте не менее 200 ульев, то и старался менее брать меда от пчел, а потому было назначено к подрезке 62 улья и взято меда — 37 пудов; 32 улья не трогало. Два с половиною пуда оставлено в лучших сотах для весеннего кормления пчел, пуд 15 фунт. чистого—для домашнего расхода. А 33 пуд. И 5 фунт. продано по 6 р. сер. за пуд.

В омшаник пчелы поставлены в числе 94 семей 28 сентября. Что будет на нынешнюю весну и лето — о том Бог ведает. Отдаю это дело на суд опытных пчеловодов — так ли я поступил с своею пчелою или не так? Конечно, можно было взять от них больше меда, но я боялся, чтобы какого-либо из них не обездолить.

Выбор ульев

Колоколообразному улью Витвицкого перед ульем Прокоповича я отдаю преимущество особенно в посадке роя, в наносе меда и в сборе его. Ни один улей Прокоповича не дал мне и 2 пудов меда. Ульи же Витвицкого (великан) дал в подставках 2 пуд. 23 ½ фунт., а наставленная сверху головка вытянула 19 ф. превосходного меда, собранного трудолюбивыми пчелками с одной фацелии.

Да еще в том же улье осталось на зиму 2 пуд. 16 ф. Между прочим относительно великана скажу, что он занят был пчелами в 1855 году, был первак в первых числах июня месяца, к осени был и пчелою и медом сильный, и я, не взявши от него ни одного фунта меда, поставил в омшаник.

1856 г. был хотя бедственный по взятку и сбору меда, но великан дал до 35 ф. отличного меда. А в 1857 г. он вышел из себя и превзошел всякое мое ожидание. Продержу его еще год, и если он будет роить, то возьму роя, а на следующий год перегоню в новый пустой улей: он еще ни одного раза не роился. Прошедший год, хотя и показывал желание роиться в июле месяце, но было уже поздно. Я подставил огромную последнюю подставку, и тем остановил его роение.

Да и хорошо сделал потому, что в первых числах августа пошли морозы, а 14 был такой мороз, что уничтожил даже фацелию и побил цветную капусту.

Если надобно указать на дикорастущие медоносные растения, то они: разный клевер, горошек кормовой или вика, чертополох, собачья рожа, глухая крапива, сурепица, акулинка, дрок, душица. И растение в небольших озерах весною высохших, оно цветет в мае вместе с вайдою. Весьма похоже на нее, также маленькие и желтенькие цветочки, и такой стебель как у вайды, и пчела идет лучше, нежели на вайду.

Григорий Венецкий