Отчет по ведению дела на рациональной демонстративной пасеке за 1898 год

 

В Кинешемскую Уездную Земскую Управу

Священник Крестовоздвиженской церкви села Воздвиженского Константина Николаевича Сперанского.

Отчет по пасеке

Осенью 1897 года, вследствие просьбы моей, Уездное Кинешемское Земство ассигновало для выдачи мне на устройство при селе Воздвиженском демонстративной пасеки 200 руб. Рассрочив возвратный платеж Земству выданной суммы на 10 лет. И поставив при этом условие ссуды соответствие хозяйства пасеки целям и видам Земства, а также предоставление ежегодного отчета Земству.

О имуществе пасеки и пчелах

По сему имею сообщить Кинешемской Уездной Земской Управе, что в течение истекшей зимы, а так же и весной настоящего 1898 г. мною, священником Сперанским. В виду обзаведения будущей пасеки необходимыми на первое время вещами – пасечным инвентарем, приобретено и получено: 8 крестьянских колод с пчелами, 6 ящиков-ульев Дадана-Лангстрота, один пуд искусственной вощины первого сорта, десятичные пятнадцати-пудовые весы для ежедневного взвешивания наблюдательного улья, один улей Дадана-Лангстрота с пчелами, — уже в нем обжившиеся, для изучения (через ежедневное взвешивание его и в связи с другими наблюдениями) условий медосбора нашей местности, градусник (maximum A. minimum) для ежедневных наблюдений за колебаниями температуры воздуха дня и ночи и проч.

Стоимость всего обзаведения к началу лета достигла таким образом суммы ста семидесяти одного рубля и распределяется таким образом:

  • 8 колод с пчелами – 40 р.;
  • 6 ящиков ульев Дадана-Лангстрота – 24 руб.;
  • 1 улей Дадана-Лангстрота с пчелами – 25 р.;
  • Пятнадцати-пудов. десятичн. Весы с гирями – 28 руб. 90 коп.;
  • Пуд искусственной вощины № 1 со всеми расходами – 45 руб. 50 коп.
  • Максимальный и минимальный градусник – 4 руб. 50 коп.;
  • Удалитель пчел Портера, курилки и проч. – 3 руб. 10 коп.

Всего 171 руб.

О наличии пчел

К началу пчеловодного сезона на пасеке в наличности всего было девять ульев: 8 колод и 1 рамочный Дадана. В течение лета четыре пчелиных семьи из колод были перегнаны мною в дадановские помещения-ульи и два из ульев Дадана потом были искусственно отроены. С моей стороны было приложено старание переселить более сильные семьи в новые для них помещения-ульи Дадана, прежде пробуждения у них естественного желания роиться.

К началу пчеловодного сезона стоимость самих семей пчелиных определялась в шестьдесят пять рублей.

  • 1 улей Дадана – 25 руб.;
  • 8 колод крестьянских с пчелами – 40 руб.

В настоящее время всех семей на пасеке одиннадцать и стоимость их определяется в двести семь рублей.

  • 7 ульев Дадана, в общем каждый по 25 руб. – 175 руб.;
  • 4 колоды крестьянских (меду небрано от них) по 8 руб. каждый в отдельности, всего – 32 руб.;

Стоимость прочего пасечного инвентаря почти нисколько не уменьшилось за исключением искусственной вощины, которой истрачено до 6 фунт. Таким образом на зимовку, а следовательно и к будущей весне на пасеке имеется одиннадцать семей. Пасечный же инвентарь требует к будущему году пополнение, а именно – требуется приобрести воскотопку и центрифугу и около десятка ящиков-ульев Дадана, всего на сумму до 60 руб.

  • На пасеке в течение всей весны и лета ежедневно производились наблюдения за колебаниями веса улья Дадана, установленного для этой цели на десятичных весах на все теплое летнее время. Результаты взвешивания улья тотчас отмечались в особой тетради-дневнике, где в особых графах отмечались также против каждого дня: показания термометра за день (maximum) и за ночь (minimum), а также состояние погоды, ветер и его сила и пр. Все это делалось с целью выяснения времени, условий и продолжительности медового взятка нашей местности. Кроме сего в особой тетради для каждого улья велся скорбный листок, где отмечалось, какое состояние, в котором каждый раз во время осмотра, каждый улей был найден, так и все, что делалось для улья хозяином. Само собою понятно, что записи эти обязательно предлагались для осмотра посетителям и каждый раз подробно выяснялась их цель и важное значение для самого пчеловода. Посетители пасеки также записывались для памяти в отдельную графу.

О работах на пасеке

Наконец, считаю необходимым упомянуть, что все главные работы: пересадка семей из колод в рамочные ульи, искусственное роение, вывод маток, дача их ульям и проч. произведены были исключительно только при посетителях. Самые работы эти произведены были все в праздничное время и это потому, что разве за исключением только необходимости и то случайной, мне не желательно было производить на пасеке какие-либо главные работы без участия сторонних зрителей. Эти же последние только в праздничное время, как свободные от работ, являлись ко мне на пасеку в большем количестве и на более продолжительное время.

  1. Для наглядности доходности пасеки, зависимости медосбора от времени, погоды и др. условий, а также и ради выяснения важности пасечных наблюдений, к отчету этому я прилагаю составленную мною диаграмму.
  2. Как население отнеслось к вновь появившейся пасеке – вопрос, которым, как мне думается, всего более интересуется представители Земства.

Осенью прошлого года, когда обнаружилось, что у священника Сперанского есть и знания и пчеловодная опытность и желание трудиться для пчеловодства. То помощник Григорий Федорович Хомутов предложил мне, священнику Сперанскому, устроить и ему пасеку из рамочных ульев, системы, которую я считаю наиболее целесообразною. Предложение это было мною принято, а так как и у г. Хомутова приходилось дело вести с самого начала, т. е. с покупки простых крестьянских колод, то путешествуя по окружающим Воздвиженскую волость деревнями и селами, я постарался поговорить с крестьянами об ульях, везде выясняя:

  • Что рамочное пчеловодство чрезвычайно выгодно, а между тем ведется легко и времени на уход за ними по сравнению с колодными требуется и тратится мало;
  • Что для изучения его не требуется особой мудрости и проч.;
  • Что, наконец, не угодно-ли желающим поучиться рамочному пчеловодству – пожаловать для этого будущей весной и летом в с. Воздвиженское на пасеку, где, в справедливости сказанного они сами «воочию» убедятся.

О посетителя пасеки

Такие беседы велись у Пречистой, в дер. Антропихе, Большом Санкове и др. Везде я видел сочувствие своим речам и желание поучиться с обещанием летом быть у Воздвижения. Весной и в начале лета, действительно, на пасеке у меня, в числе посетителей перебывались жители из каждой окружающей Воздвиженскую волости. Но постоянными, так сказать, любителями-завсегдатаями были лишь немногие. Это сельская (села Воздвиженья) молодёжь, подростки, школьники и школьницы Воздвиженской церковно-приходской школы. И в особенности Воздвиженской волости, деревни Милитина, крестьянин Василий Хрисанфов (по ремеслу – кузнец), старавшийся не пропустить ни одной пасечной работы, обо всем расспрашивавший и во всех работах предоставивший в мое распоряжение свою физическую силу.

Результат демонстративной пасеки

В настоящее время им же приобретены ульи с целью в будущем вести рамочное пчеловодное хозяйство. По его следам явился на пасеку полюбопытствовать и один из неверующих в ученые затеи в пчеловодстве, мельник, проживающий в дер. Тарасове, кинешемский мещанин Лаврентий Голубинский. Увидав теперь, в конце июля рамочные ульи, где каждый сот можно вынать, ничего не ломая, подробно осмотреть каждый уголок улья, не помешав даже обычным работам пчел, увидав эти улья, полные меда в количестве, какого его колоды и в самые счастливые годы не дают, ушел домой верующим, порешив под старость лет видеть для себя в этом обеспечение.

Как на уверовавших, можно еще указать на крестьянина дер. Большое Санково (Наволокского прихода) Алексея Васильева, на проживающего в дер. Берестенке (кажется Комаровской волости) мещанина Алексея Яковлева Шустрова и др. В числе посетителей был, по указанию Губернского пчеловода, приезжий специально для этой цели из Ярославской губернии управляющий имениями (чьими – точно не могу сказать) г. Колобков Николай Михайлович.

Превосходство рамочного пчеловодства

Как на один из внешних знаков понимания превосходства рамочного пчеловодства перед колодочным и сочувствуя к нему со стороны местного населения, могу указать на подарок, сделанный мне от проживающего в дер. Маркове Воздвиженской волости, кинешемского мещанина Ивана Адрианова Смелова. Из 9 своих колод, он две подарил мне, как учащему народ пчеловодству, с пожеланием, чтобы я и их переделал в рамочные ульи.  Однако же не все старые пчеловоды нашей местности оказались склонными учиться или хотя бы поближе поинтересоваться тем, что показывает и чему учит священник у себя на пчельне – Иван Андрианов Смелов был в этом отношении исключение.

Приходя ко мне на пасеку посоветоваться то о том, как им справиться с пчелами-воровками и унять развивающееся воровство, или же о том, как спасти гибнущие будто бы от неизвестной причины ульи, теряющие своих маток и проч., они за глаза поговаривали друг с другом: «да, ведь, не он первый затейник, были и до него, чай побольше видали…вот будут холода, все ульи перемерзнут»…

Совсем иначе себя чествовали ученики и ученицы Воздвиженской церковно-приходской школы. Когда, вовсе не дожидаясь отдельного на каждый раз приглашения, с нескрываемым удовольствием они являлись каждый раз на пасеку, как только замечали хотя одного пришедшего стороннего посетителя. Непринужденность в обращении и постоянное старание быть поближе к разбираемому улью и проявляемый ими при этом интерес ко всему. Что показывалось, ввели меня в заблуждение, заставив думать, что пчелы их щадят и только потом из разговора с ними я узнавал, что никто из них отнюдь не был лишен и этого удовольствия.

В заключение считаю необходимым оговориться, что в будущие годы отчеты по пасеке, как уже вполне установившейся, будут богаче фактическим содержанием.

Августа 6-го дня 1898 года.

Села Воздвиженского священник Константин Николаевич Сперанский.